Суд над ведьмами

На средневековых процессах колдуньи признавались, что общались с дьяволом. Мы возмущены: как можно было принудить их к таким показаниям, ведь дьявола не существует! Но голос разума твердит нам: «Неправда, неправда, неправда!». Дьявол существует — он то и был инквизитором.

С. Лец.

Судовые процессы над ведьмами проводились по тем же канонам, что и суды над еретиками. Но если еретик мог сыскать снисхождение инквизиции, в случае полного признания своей вины перед верой, то ведьмы лишались всякой надежды на милость.

 

Суд над ведьмами

Суд над ведьмами

Особый церковный суд католической церкви под названием «Инквизиция» (от лат. «расследование») был создан в 1215 году папой Иннокентием III. Основной целью инквизиции являлось определение, является ли обвиняемый виновным в ереси. Много людей стали жертвой доносчиков, которые действовали в расчете на получение части имущества казненных (подобная практика наиболее широко была распространена в германских государствах). Но чаще аресты производились в результате оговоров на допросе под пыткой инквизиции. Бывало, что палачам удавалось вырвать у одной обвиняемой 100 или даже 150 имен ее «сообщников». В протоколах допросов 300 ведьм в Германии фигурирует 6000 имен (в среднем по 20 «сообщников» на каждую обвиняемую).

Пыткам на ведьменских процессах отводилось главное место, ведь только благодаря им охотникам за ведьмами удавалось выжать из обвиняемых те безумные признания, которые впоследствии должны были служить подтверждением церковных розкозней о Дьяволе, сделке с демонами и сатанинских чарах. Продолжительность пыток и их суровость определяли исключительно судьи и никаких вам «прав человека».

При пытках мужчин раздевали догола или по пояс, а женщин облачали в специальное просторное одеяние. Начинался допрос с использования тисков, специальных металлических приспособлений, в которых обвиняемому постепенно сжимали пальцы, вначале поодиночке, а затем все вместе. Если обвиняемый выдерживал эту простейшую пытку, палач надевал на него «испанский сапог» – гнутую металлическую пластину или колодку, которая от вопроса к вопросу все туже затягивалась ломая кости голени. Тому, кто продолжал настаивать на своей невиновности, связывали руки и вздергивали на дыбе – способ, который могли ужесточить подвешиванием к телу обвиняемого различных грузов.

В статье 58-й «Каролины»* говорится: «... проводить ли допрос с пристрастием (то есть под пытками), смотря по подозрению, часто, долго или коротко, сурово или не слишком, решать доверено судье доброму и разумному». Практически все инквизиторы были не добрыми и разумными, а суеверными и фанатичными людьми, видевшими во всем угрозу христианской вере и потому с особой строгостью преследовавшими «сатанинское ведьмино отродье». Последствия этого фанатизма и глупости для обвиняемых были поистине ужасны. Ведь колдовство считалось преступлением исключительным, и потому на большинстве ведовских процессов пытки были более жестокими, изощренными и длительными и применялись по многу раз. Соответственно велико было и число тех, кто в руках своих мучителей лишался чувств, умирал или сходил сума.
Однако это не только не останавливало фанатиков-судей, но, напротив, считалось еще одним из доказательств коварства нечистой силы. Ведь они считали, что те, кто лишился под пытками чувств, были усыплены Дьяволом, решившим спасти их от мук допроса. Умиравшие под пытками или совершавшие от отчаяния самоубийство были вовсе не жертвами суда, а все теми же жертвами Сатаны, из жалости отбиравшим у них жизнь.

Суд над ведьмамиОбычно после допросов и вынесения вины ведьм сжигали заживо, как требовала статья 109-я «Каролины»: «Всякому, учинившему ворожбой своей людям вред и убытки, надлежит наказание смертью, и кару эту должно свершить огнем».

Особое усердие в «огненной» борьбе с еретиками проявили английская королева Мария Тюдор, получившая прозвище Кровавой, и верховный инквизитор Испании Торквемада. По данным историка Х. Льоренте, за 18 лет деятельности Торквемады на костер взошли более 8800 человек. Первое аутодафе по обвинению в колдовстве в Испании состоялось в 1507 году, а последнее – в 1826-м. В 1481 году только в одной Севилье (Испания) было сожжено заживо 2 тысячи человек.

Костры инквизиции горели по всей Европе в таком количестве, как будто святые трибуналы решили в течение нескольких столетий безостановочно подавать сигнальные огне для неопознанных летательных аппаратов.

Сожжение ведьм было публичным зрелищем, главной целью которого было предостеречь и устрашить, а иногда и развлечь собравшихся зрителей. Народ к месту казни стекался со всей округи. В праздничных одеждах собирались представители местной власти: епископ, каноники и священники, бургомистр и члены ратуши, судьи и судебные заседатели. Затем в сопровождении палача на тележках привозили связанных ведьм и колдунов. Поездка на казнь была тяжким испытанием, ведь зеваки не упускали случая поиздеваться и покидать камни в осужденных ведьм. Когда осужденные наконец добирались до места казни, слуги приковывали их цепями к столбам и обкладывали сухим хворостом, поленьями и соломой. После этого начинался торжественный ритуал, во время которого проповедник еще раз предостерегал народ от коварства Дьявола и его злобных приспешников. Затем палач подносил к костру зажженный факел. После того как официальные лица расходились по домам, слуги продолжали поддерживать огонь до тех пор, пока от «ведьминого костра» не оставался лишь пепел. Палач тщательно сгребал его, а затем рассеивал под эшафотом или в каком-нибудь ином месте, чтобы впредь ничто больше не напоминало о богохульных делах казненных пособников Дьявола.

Иезуит Фридрих Шпее фон Лангенфельд (1591 – 1635) резко клеймил подобное судейское безумие. В своем знаменитом полемическом трактате «Предостережение судьям, или О ведовских процессах» (впервые напечатанном на латинском языке в 1631 г.) он обвинял инквизиторов в том, что они сами расплодили такое количество ведьм. Ведь ни один человек не мог устоять под их пытками. Невинный скорее признает себя виновным, нежели вынесет подобные пытки. И если доведется инквизиторам испытать такие страдания, они сами, благочестивые обвинители, признали бы себя колдунами. Не хотелось ли им когда-нибудь это проверить? «Пожелай я испытать вас, а затем вы меня – в колдунах оказались бы мы все». Лучше нельзя указать на взаимосвязь пыток и одержимости ведовством.

* Каролина – принятое в 1532 году и опубликованное в 1533 году Уголовно-судебное уложение «Священной Римской империи германской нации».

0